Новости
10 августа 2017, 17:45

Эмбрион раздора

Психологическая помощь в женских консультациях на должном уровне оказывается не всегда. | Фото с сайта 40-nedel.ru

Психологическое консультирование женщин, которые решили сделать аборт, в Вологодской области стало полем для конфликтов.

С тем, кто, зачем и почему хочет обсуждать с вологжанками желание избавиться от будущего ребенка, выясняла журналист газеты «Премьер».

Внимание на тему доабортного консультирования обратил пост вологжанки, которая посетила женскую консультацию на улице Архангельской. «На стойке лежат папки для самозаписи. На одной написано «доабортное консультирование», — пишет Мария Колыгина (фамилия изменена).

Однако вместо брошюрок со счастливыми детишками и улыбчивыми мамами приложен список. «Серый листочек «запись на доабортную консультацию психолога» и таблица ниже: время (уже вписано), ФИО, телефон. Открываю я такую папочку, и есть у меня координаты всех девочек, которые беременны и хотят сделать аборт», — сообщает Мария в социальной сети.

Выясняя, кто именно выложил листы в открытый доступ, Департамент здравоохранения Вологодской области предположил, что это результат работы некоммерческой организации, психологи которой консультируют вологжанок.

Как на территории медицинского учреждения могли оказаться специалисты из другой организации? Оказывается, доабортное консультирование в регионе проводится специалистами нескольких структур — областных, некоммерческого центра (НКО) и церкви. В результате, как в пословице, у семи нянек — дитя без глаза.

Принимаем меры

Беременной женщине, которая не хочет рожать, дается «неделя тишины». За это время она может сходить к батюшке или пообщаться с психологами. Так аборт, бывший в XX веке для многих женщин единственным средством «контрацепции», в XXI веке превратился в источник заработка психологов, призванных на борьбу за повышение рождаемости.

В 2013 году Департамент здравоохранения Вологодской области и «Учебно-методический центр психологического доабортного консультирования» заключили соглашение, основная задача которого — содействие «эффективному взаимодействию между центром и профильными медицинскими организациями».

До сотрудничества с этим центром Департамент уже участвовал в нескольких проектах с некоммерческими организациями. Проблемы с финансированием НКО возникали еще тогда, и на этот раз чиновники сразу предупредили, что будут поддерживать материально исключительно государственные медицинские организации. А поскольку зарплаты приглашенных работников некоммерческих структур — это личная забота их руководителей, центры вынуждены бороться за предоставление сторонних грантов.

По всей России НКО стали активно сотрудничать с консультациями и больницами. Казалось бы, государство привлекло некоммерческие организации к борьбе за повышение рождаемости, и это хорошо. Ведь, по словам наших экспертов, психологическая помощь в женских консультациях на должном уровне оказывается не всегда, а в итоге, по данным директора фонда «Дар жизни» Сергея Башкирова, по количеству абортов Вологодская область входит в тройку худших регионов по Северо-Западу.

По словам Сергея Михайловича, которые, кстати, подтверждают гинекологи и акушеры из государственных клиник, в стране не ведется общей статистики с учетом платных медицинских учреждений, где также делаются аборты. Поэтому ситуация плачевная, и меры нужно принимать срочно.

Сами с усами?

По сути Минздрав, привлекая некоммерческие организации, решил разгрузить работу акушеров-гинекологов, которым не до уговоров решившихся на аборт женщин, но конечные результаты Департамент здравоохранения Вологодской области не обрадовали: эффективного взаимодействия между чиновниками и НКО не получилось.

Официальная причина, по словам пресс-секретаря Департамента здравоохранения Анны Чхетиани, — отсутствие лицензии НКО на акушерство и гинекологию, в связи с чем психологов некоммерческого центра попросили покинуть ставшие для них родными кабинеты в консультациях.

Есть и вопросы к директору фонда «Дар жизни», представителю НКО Сергею Башкирову, который перед организацией доабортного консультирования занимался политикой и рекламой (о том, как рекламная конструкция, установленная без разрешения работниками его компании, упала на голову вологжанки, «Премьер» писал в статье «Щит и меч» в 2002 году).

Башкиров и сейчас является учредителем и директором нескольких организаций. Успешный бизнесмен ведет и учебно-методический центр по доабортному консультированию, интересы которого он продвигает. Среди выигранных центром конкурсов — контракты в больницах и перинатальных центрах Архангельска, Пскова, Великих Лук и других городов на суммы от 207 до 470 тысяч рублей.

Однако для отказа сотрудничества с НКО у Департамента здравоохранения есть и другие причины. В первую очередь, потому, что в консультациях появились свои психологи, а в Вологде работает еще и областной «Центр охраны здоровья семьи и репродукции».

Сложные моменты

По словам заместителя главного врача по лечебной части «Вологодской городской поликлиники №3» Ларисы Никифоровой, к которой относится женская консультация на Архангельской, рабочие взаимоотношения с некоммерческим центром давно прекращены: «В консультации работают только наши психологи, и листы самозаписи, о которых писали в Интернете, были нашими. Но хочется отметить, что это была запись для детей и взрослых к психологу, на них не было написано, что это доабортное консультирование. Однако после затронутой проблемы с персональными данными мы приняли решение сделать запись электронной».

Среди сложных моментов в отношениях с НКО, на которые обращает внимание Лариса Владимировна, — юридическая обоснованность работы в областном медицинском учреждении психологов «со стороны»: «По сути, некоммерческая организация должна тогда у нас арендовать помещения и иметь лицензию по акушерству и гинекологии, но этого нет. И эффективность центра, на мой взгляд, не настолько впечатляющая. Как мне кажется, лучше активность НКО направлять на профилактику абортов, на работу с молодежью и популяризацию контрацепции».

Вологодские психологи, которых опросил «Премьер», согласны с тем, что доабортное консультирование необходимо, так как женщина зачастую принимает важное решение стихийно, а затем жалеет о поступке. Правда, по мнению экспертов, консультированием лучше заниматься в каждом конкретном случае, а не тратить все силы на убеждение женщины не делать аборт любой ценой, чем порой все-таки грешат психологи из некоммерческих организаций.

В свою очередь директор фонда «Дар жизни» Сергей Башкиров считает, что он не обязан иметь медицинское образование для того, чтобы организовывать процесс работы некоммерческой организации, а претензии Департамента здравоохранения и медиков называет надуманными: «Это касается и лицензий (у нас есть и медицинская, и образовательная лицензии), и эффективности. Показатели нашей работы высокие — мы превысили показатели госпрограммы по спасенным жизням. Я считаю, дело в том, что аборты стали для многих врачей и учреждений серьезным бизнесом, а мы просто вторглись в эту сферу. А если не следовать правилам бизнеса, мы для него чужие».

Марина Чернова

Дословно

«В 2014 году на 100 случаев родов приходилось 47 прерываний беременности. В 2015 году показатель немного улучшился: 41 аборт на 100 детей, появившихся на свет. В конкретных цифрах это 8946 прерываний на 16150 родов», — такие данные во время отчета регионального Департамента здравоохранения в феврале прошлого года озвучил начальник ведомства Игорь Маклаков. Итоговой статистики по 2016 году пока нет.

comments powered by HyperComments












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg